Врачи скорой помощи Бобруйска: помыться после работы негде, работая на одну ставку прожить нельзя

Врачи скорой помощи в Минске протестуют против маленьких зарплат и плохих условий труда. В комитете по здравоохранению Мингорисполкома создана комиссия, которая рассмотрит требования минских медиков. А что думают по этому поводу их бобруйские коллеги? Довольны ли они оплатой своего труда и условиями, в которых работают? «Бобруйский курьер» задал эти вопросы врачам станции скорой и неотложной медицинской помощи Бобруйска.

«Вы в Шклов съездите, посмотрите на образцовую станцию скорой помощи»
«У нас все хорошо. Никто не протестует, все всем довольны», — охарактеризовал ситуацию на станции главный врач Геннадий Кожемякин.

«Станция работает, видите? Никаких забастовок нет», — старший врач смены Валерий Андреев указал на монитор компьютера, где фиксируются вызовы скорой помощи. Задать вопросы и поговорить о проблемах он предложил с теми, кто каждый день и ночь лицом к лицу сталкивается с необходимостью оказывать скорую и неотложную помощь — с работниками бригады интенсивной терапии.

Вести беседу довелось в реанимационной машине — как раз поступил вызов: у женщины приступ эпилепсии.

Оказалось, что на бобруйской городской станции скорой помощи все вовсе не так безоблачно, как уверяет их руководство. И врачи, которые не сидят в кабинетах, а ежедневно, в любую погоду, в любой ситуации спасают жизни бобруйчан, имеют причины жаловаться и чувствовать себя обиженными.

«Ведь помещение наше не специализированное, а адаптированное, мы арендуем его у поликлиники (станция скорой помощи занимает крыло на втором этаже 1-й городской поликлиники. — «БК»), — говорит врач выездной бригады Алексей Галкин. — Из-за этого ряд проблем. У нас нет душевой, мы не можем помыться после работы. Служебную и домашнюю одежду приходится складывать вместе. Это запрещено, но у нас нет отдельных помещений».

«Текущий ремонт в комнатах делаем сами, за свой счет», — добавляет молодая девушка, фельдшер выездной бригады, стаж работы на скорой у которой, как оказалось, уже 15 лет.

На вопрос о том, каким должно быть специализированное здание и что в нем должно быть, врач замечает: «А вы в Шклов съездите, посмотрите — вот там построили прекрасную типовую станцию».
На одну ставку жить и кормить семью невозможно
На одну ставку, как выяснилось, сейчас из врачей почти никто не работает, потому что на зарплату за одну ставку невозможно жить и кормить семью. По словам врачей выездной бригады, зарплата молодого специалиста на скорой в Бобруйске сейчас составляет около 2 млн 700 тысяч рублей.

«Оплатой труда мы, конечно, обижены, — говорит Николай Сучок, фельдшер высшей категории с 25-летним стажем работы на скорой. — Раньше работа на скорой была престижной. Сейчас институт скорой помощи в упадке, надо менять всю систему».

Старший врач смены Валерий Андреев отметил, что штат скорой помощи укомплектован полностью. Как оказалось, за счёт того, что врачи и фельдшеры работают на 1,5 — 2 ставки. Это, кстати, помогает и зарплату поднять, которая была бы еще меньше, если бы штат был укомплектован на 100%.

Беседу приходится прервать — машина скорой помощи остановилась по адресу, на который поступил вызов. У ворот уже ожидал врачей хозяин дома. Женщина с приступом эпилепсии к моменту приезда бригады пришла в себя, но сохранялось высокое давление. Врачи ввели ей необходимые лекарства, сделали кардиограмму. Родственники отказались от госпитализации больной. Обратно мы ехали уже без «мигалки».

В числе проблем — необоснованные вызовы
«По обстановке в доме можно сделать вывод, что семья наполовину асоциальная, — предположила девушка-фельдшер. — За сутки работы насмотришься вот так всего. Но мы должны быть готовы ко всему, и отказать никому не можем, даже если вызов очевидно необоснован».

Необоснованные вызовы — серьезная проблема для скорой, считают врачи, потому что забирают время и средства, которых может не хватить тем, кому действительно нужна помощь. Доказать, что вызов был необоснованным, и потребовать компенсации расходов врачи скорой помощи, в отличие от МЧС и милиции, не могут.

«Особенно много таких вызовов сейчас, после праздников, — говорит врач Алексей Галкин. — Человек вечером пьет, и ведь должен понимать, что потом утром ему будет нехорошо. Но все равно пьет, а потом вызывает скорую.

«Должна быть ответственность какая-то для пьяниц, для тех, кто вызывает скорую в состоянии алкогольного опьянения. Ночные вытрезвители оплачиваются, а мы алкоголиков обслуживаем бесплатно. А вообще, тут менталитет людей менять надо, чтобы ответственность была», — считает фельдшер Николай Сучок.

«Мы поддерживаем минских врачей. Их требования справедливые»
Бобруйские врачи следят за событиями в Минске и высказываются в поддержку коллег.

«В общем, мы поддерживаем минских врачей. Их требования справедливые», — говорит врач Алексей Галкин.

Бобруйские врачи также имеют ряд пожеланий, с которыми они могли бы обратиться к администрации. Так, они хотели бы, чтобы дополнительные 0,5 ставки оплачивались по тем же тарифам, что и основная работа, и чтобы доплата по контракту составляла 50%, а не 10, как это было в декабре прошлого года.

Реанимационная машина, в которой мы ездили на вызов, хорошо укомплектована и имеет современное оборудование. Но таких машин нужно больше, автомобильный парк станции нуждается в обновлении. На сегодняшний день нет бокса для ремонта машин. А старые «уазики», которые, по словам Алексея Галкина, незаменимы на бездорожье частного сектора, ломаются через вызов.

Необходимого для работы на вызовах оснащения, как, например, одноразовых перчаток, по словам врачей, хватает. Форма довольно новая и удобная, правда, ее имеется лишь по одному комплекту. Врач Алексей Галкин подчеркивает, что по нормам должно быть по два комплекта формы. А девушка-фельдшер замечает, что летние халаты не подходят по размеру, и приходится покупать форму самостоятельно.

Но, несмотря на солидарность с минскими коллегами и наличие ряда пожеланий, протестовать и собирать подписи бобруйские врачи пока не собираются. Что будет завтра, как отметил старший врач смены Валерий Андреев, неизвестно.

В этот день бригаду интенсивной терапии еще ожидало дежурство на хоккейном матче в ледовом дворце.

Всего же с 1 по 8 января, как рассказал врач Алексей Галкин, на бобруйскую станцию скорой помощи поступило 2400 вызовов, т.е. порядка 300 вызовов в сутки. На смену одной бригады приходится по 14 и более вызовов.

1 thought on “Врачи скорой помощи Бобруйска: помыться после работы негде, работая на одну ставку прожить нельзя

Comments are closed.